Грязные реки по ржавым трубам. Фокус исследовал водный баланс страны

Что течёт из наших кранов и как не утопить свое здоровье в этих стоках? Эксперты настаивают: питьевая и водопроводная вода в Украине - две большиеразницы.

– Почти три четверти украинцев пьют воду из Днепра. И почти все промышленные и бытовые стоки попадают туда же. Так что можете представить состав этого источника жизни, – без паники и возмущения констатирует Сергей Разметаев, главный экологический аудитор Украинского НИИ проблем водоснабжения, водоотведения и охраны окружающей среды. 

В недавнем прошлом Разметаев возглавлял институт «Укрводгео» и как никто другой знает о проблемах украинских водоёмов и, соответственно, питьевой воды. Без малейшей иронии он делит украинскую воду на два типа – некачественную и сильно загрязнённую. Проблема с качеством воды за редким исключением, по его словам, характерна для всей страны.

Реки грязи

«Неплохие поверхностные воды в Чернигове, в Волынской и Ровенской, частично Тернопольской и Ивано-Франковской областях. В Киеве более-менее пригодная вода», – загибает пальцы экологический аудитор Разметаев. Одной руки ему без труда хватает, чтобы перечислить сравнительно чистые воды. Во всех остальных случаях – чем ниже город по течению Днепра, тем грязнее вода. Водные ресурсы часто используют как сточную канаву для утилизации промышленных отходов. И это главная причина, почему мы пьём плохую воду.

Больше других отличаются нечистоплотностью предприятия в Николаеве – промышленные сточные воды уходят в реки почти без какой-либо предварительной очистки. Отходы предприятий Днепропетровска, Одессы, Донецка, Луганска, Харькова и Запорожья очищаются лишь наполовину. Жертвой становится не только Днепр, но и более мелкие реки, снабжающие водопроводы небольших городов.

Например, в реку Рось, по данным Всеукраинской экологической лиги, сбрасывают отходы более 60 предприятий. Пьют же из этой реки шесть районных центров. Наиболее загрязнённая вода из Роси достаётся жителям Корсунь-Шевченковского. На протяжении многих лет чуть выше городского водозабора сбрасывает отходы красильный цех одной из местных фабрик.

– Дважды за последние годы мы переживали экологическую катастрофу. У нас один из самых высоких показателей заболеваемости онкологией, – рассказывает эколог-активист из Корсунь-Шевченковского, отставник СБУ Александр Майданченко. – Но прокуратура так и не возбудила уголовное дело по несанкционированным стокам.

После того как разъярённые представители общественности запечатлели на видео ночной сброс отходов в реку, фабрике пришлось заплатить штраф в размере 6 гривен 72 копеек и переехать в город Богуслав. Это решило проблему лишь отчасти – Богуслав находится на той же реке Рось.

Поверхностные воды загрязняет не только промышленность, но и бытовые канализационные стоки. Во многих городах отсутствуют очистные сооружения. Например, только в трёх крымских населённых пунктах – Симферополе, Севастополе и Ялте – канализационные стоки чистят, в остальных просто сливают в море. Но если из моря, к счастью, воду никто пьёт, то из крымских кранов – по крайней мере, без предварительной обработки воды пить не рекомендуется.

– Мы делали забор воды во многих крымских городах. Отклонение от нормы колеблется в пределах 3–8 раз. В Судаке, например, воду вообще пить нельзя, – говорит Сергей Разметаев.

Дело в том, что на полуострове тоже пьют днепровскую воду. Правда, пока её получат крымчане, она пройдёт не один цикл через канализацию и очистные сооружения. Так что её можно считать скорее технической, чем питьевой.

Буря в стакане

В столичной СЭС соглашаются с мнением экоаудитора по поводу пригодности киевской воды. «Да, она действительно соответствует ГОСТу», – утверждают там. Но о том, что этот документ датируется 1982 годом, стараются не напоминать. Равно как и о существовании СанПиН (санитарные правила и нормы) 1997 года, которыми так и не воспользовались санитарно-эпидемиологические службы страны. Почему?
– Если ввести нормы двенадцатилетней давности, многие города вообще остались бы без воды, – поясняет Разметаев. – Пока нет возможности очищать воду до соответствия этим нормам.

Сейчас, как и в советские времена, воду контролируют по 28 компонентам. В то время как в США её тестируют по более чем сотне параметров. Правда, число химических соединений, ежегодно производимых химпромом и соответственно попадающих в реки, в сотни раз больше. Для того чтобы вводить новые, более современные требования к качеству воды, по словам академика Анатолия Яцика, директора НИИ водохозяйсвтенно-экологических проблем, придётся вернуться к таким понятиям, как экологические паспорта предприятия и реки.

– Системы централизованного водоснабжения рассчитаны на природную воду наивысшего качества, – говорит академик.– А в реках сейчас течёт вода 3–5 качества. (Качество воды определяется по пятибалльной шкале. Вода 5-го качества считается наихудшей. – Фокус.) К сожалению, законы таковы, что сбрасывать в водоёмы можно всё что угодно. А технологии очистки воды на станциях аэрации – полувековой давности и не приспособлены к новым реалиям.

– В Харьковской области в очистные сооружения попали нефтепродукты, которые полностью уничтожили всю систему биологической очистки, – приводит пример экоаудитор Разметаев. – Пока ремонтировали станцию, неочищенные стоки полгода шли в речку Старый Оскол.

Таков круговорот химических элементов по-украински. В меньшей степени в него вовлечены жители Ужгорода, Львова, Хмельницкого и Луцка. В этих городах для водоснабжения используются подземные источники. Правда, и эта вода не всегда соответствует нормам, но, по крайней мере, её нельзя назвать технической. Подземные источники хоть и не повреждены человеческой деятельностью, но они жёсткие, щелочные и содержат меньше кислорода, а это серьёзно увеличивает риск инфарктов и жёлчнокаменных заболеваний.

По словам Сергея Разметаева, чистота подземных вод во многом зависит от близости промышленных свалок. Некоторые предприятия для захоронения отходов используют огромные земляные ванны площадью более 100 га, и находящиеся в них токсины просачиваются в подземные воды. Присутствуют и риски от незаконных и неконтролируемых захоронений радиоактивных веществ. Они тоже рано или поздно попадают в воду. Если все эти факторы в основном влияют на воду, которую пьёт горожанин, то в стакан сельского жителя вместо токсинов чаще всего попадают нитраты. Это связано с чрезмерным использованием удобрений фермерами. Такое загрязнение воды характерно для Полтавы. Норма 45 мг на литр, там, бывает, перекрывается в десять раз.


Формула болезни

Предположим, украинские предприятия перестали сбрасывать отходы в реки, а очистные сооружения переоборудовали под современные стандарты. Думаете, из крана сразу же потечёт вкусная и полезная вода? Ничуть. Потому что её путь пролегает по старым, гнилым и повреждённым трубам. И ей вряд ли удастся избежать повторного заражения. По данным Государственной жилищно-коммунальной инспекции, каждая пятая насосная станция и половина насосных агрегатов отработали положенный срок эксплуатации. В аварийной ситуации находится почти 30% украинского водопровода.

Для того чтобы предотвратить бактериологическое загрязнение воды, коммунальщикам приходится добавлять в неё хлор. Кстати, летом его кладут больше.

– Из-за этого элемента образуются органические соединения, которые становятся причиной раковых опухолей, – комментирует директор Тернопольского института медико-биологических проблем Степан Вадзюк. – Негативное воздействие хлор оказывает на нервную систему, систему крововоснабжения, печень, почки, костный мозг и иммунитет.

Чтобы по нашим трубам текла нормальная питьевая вода, по подсчётам экоаудитора Разметаева, потребуется около тридцати лет напряжённой работы и ежегодных инвестиций. В общей сложности переоборудование очистных сооружений и строительство новых обойдётся стране не менее чем в $30 млрд. 

по материалам журнала Фокус
http://www.focus.ua/society/53018